Самая страшная тайна современности

Сейчас до хрипоты спорят: плоха плановая экономика или хороша. Нападать на плановую экономику положено сторонникам т.н. «либеральной идеи», а реально защитникам капитализма и капиталистов. Защищать плановую экономику положено сторонникам т.н. «социалистической идеи», реально защитникам коммунистов-большевиков. Спор этот продолжается с переменным успехом вот уже 20 лет, с момента, когда коммунисты-большевики начали терять власть (до этого в СССР споры такие можно было только на кухне шепотом вести!).

Ещё три-четыре года назад я и сам с удовольствием бы встал на сторону защитников капитализма и до хрипоты отстаивал бы вредность плана и вредность коммунизма. Однако, сегодня я вижу, что давно уже неактуальна сама основа этого спора потому, что это спор двух устаревших экономических концепций.

Далее я попробую донести до читателя самую, наверное, сегодня страшную тайну правящих во всём мире элит.

Что такое чисто капиталистическая экономика? Это экономика, функционирующая на принципах хаотичного взаимодействия собственников-капиталистов, которые мотивируются стремлением к наживе. Именно капиталисты в ней являются основной распоряжающейся и, в среднем, наиболее обеспеченной социальной группой (классом). Такая экономика устарела и сошла в историю в начале 30-х годов 20-го века, когда не смогла ответить на вызовы своего же развития, породив мировой кризис, именуемый «Великой депрессией».

Цивилизация ответила на этот глобальный кризис тремя проектами развития: Консервативно-социалистическим (СССР, Сталин), Национал-социалистическим (III-Рейх, Гитлер) и Либерально-социалистическим (США, Рузвельт). У всех этих сильно отличных внешне проектов была общая черта — распыление, размывание частной собственности через её огосударствление («национализацию», экспроприацию), либо через акционерные, антимонопольные и другие «рыночные» механизмы. Такое размывание собственности неизбежно приводит к устранению капиталистов от реального управления как бы де-юре их собственностью. Ведь любая коллективная собственность требует собраний собственников для принятия решений, а нет ничего ещё менее эффективного, чем поиск решений на собрании.

Кто управляет собственностью?

Однако, собственность всегда должна кем-то управляться! Капиталистов заменили управленцы-бюрократы, которые ранее (при капитализме) существовали, но управляли лишь узкими государственными монополиями – армия, полиция, связь, муниципалитеты и т.п. То есть при капитализме бюрократы не имели значительного доступа к управлению собственностью и, следовательно, не были главными её распорядителями и получателями дохода. В условиях, когда капиталисты оказались де-факто отстранены от управления собственностью, именно бюрократия стала главной социальной группой, присваивающей прибыль от этой собственности. В различных моделях как бы «социализма» способы такого присвоения были различны. Где-то это было банальное ограбление других, отстранённых от экономической власти социальных групп, где-то присвоение прибыли шло через бонусы и биржевой инсайд, где-то такое присвоение осуществлялось в форме натурального потребления благ. Однако, эти различия не отменяют главный факт того, что в 30-е годы 20-го века повсеместно изменился способ управления экономикой и управляющая экономикой социальная группа.

Что же сделали бюрократы, придя к власти? Первое и самое важное, они всеми способами постарались сохранить в тайне от остальных людей новое положение вещей, так как не собирались повторять историю марксизма уже на новом витке развития общественно-экономических отношений. Надо признать, что бюрократам мастерски удаётся до сих пор (уже 70 лет!) уводить общественное внимание от своей социальной группы, как реального собственника и эксплуататора. Для этого активно используются различные типы демагогий:

  • социалистическая демагогия (разговоры о равенстве и справедливом распределении);
  • националистическая демагогия (разговоры о превосходстве титульной нации в государстве);
  • либеральная демагогия (разговоры о равенстве возможностей обогащения).

Политики, являющиеся реально политической бюрократией, жонглируют описанными демагогическими идеями, сталкивая их и создавая у большинства иллюзию осмысленной борьбы, единственной настоящей целью которой является сохранение власти бюрократов во всём мире.

На самом же деле, никакой внутригосударственной реальной гласной политической борьбы практически уже давно не существует, так как главный класс, получающий экономическую ренту, класс бюрократов контролирует всю политику. Кстати, именно поэтому в России, которая, как всегда, стремится к оптимизации и примитивизму, эта политика де-факто вырождалась в единственную организующую и направляющую партию ВКПб/КПСС/Единая Россия – партию Власти.

Как мы пришли ко всему этому?

Может быть, изложенное кому-то кажется новой теорией Заговора? Спешу разочаровать. Бюрократия является не какой-то узкой группкой людей, а полноценным классом общества.Как у всякого класса, действия бюрократии подчиняются законам социума.

Чем же отличаются мотивы бюрократа-управленца от его предшественника капиталиста-управленца?

На мой взгляд, главное отличие состоит в том, что бюрократ лично не заинтересован в длительном существовании объекта своего управления (конторы, фабрики, предприятия, бизнеса). В отличие от капиталиста, который является собственником и надеется передать как можно большую собственность по наследству своим детям. Т.е. на атомарном экономическом уровне бюрократическая система управления экономикой не имеет самостоятельных стратегических мотивов развития. Наоборот, каждый бюрократ заинтересован в стабилизации отведённого ему в управления участка системы без развития.

В таком случае вся стратегическая инициатива может исходить только из самого центра системы, из вершины властной бюрократической пирамиды, откуда распространяться по всей системе, преодолевая естественное сопротивление звеньев этой системы. Именно поэтому для эффективности бюрократической экономики так важна роль личности, венчающей пирамиду власти бюрократов. Главного Бюрократа (Человека-Вождя),который единолично генерирует стратегические цели,жестко или даже жестоко преодолевает естественное сопротивление подчинённой ему бюрократии. В такой системе застой бюрократических кадров – по сути, крови экономики, которые «решают всё», чреват стагнацией и последующим крахом. Именно поэтому Главный Бюрократ вынужден постоянно заменять их на новых людей, тем или иным способом выводя из властного кадрового оборота предыдущих (тут очень хороши расстрелы, тюрьма или отсылка на войну).

Надо сказать, что стратегические цели, задаваемые бюрократии с вершины властной бюрократической пирамиды, не могут быть слишком сложные, поскольку не должны допускать множественность толкований. Наиболее хорошо подходят лозунги из 3-4 слов, да и то, бюрократическая пирамида власти должна иметь специальную идеологическо-силовую вертикаль, главным занятием которой будет следить за неискажённым донесением стратегии Главного Бюрократа «на места».

Итак, схематично, любая идеальная бюрократическая система подобно детской игрушке-пирамидке, где на идеологическо-силовую Вертикаль Власти насажены постепенно уменьшающиеся в диаметре диски — уровни бюрократического управления. Сверху всё это увенчано набалдашником – Главным Бюрократом.

Такая система очень нестабильна при смене Главного Бюрократа, но пока тот жив и здравствует, тренд развития определяется противоборством стратегии Главного Бюрократа, передаваемой им всем уровням системы через идеологическо-силовую Вертикаль, и во многом хаотических разнонаправленных действий членов бюрократического класса в целом, направленных на стабилизацию ипротиводействие развитию экономики (стабилизацию экономики).

Таким образом, человек, попавший в социальную группу бюрократов, уже не принадлежит сам себе, а подчиняется неписанным законам существования этой группы. Точно так же было и с другими классами, которые описывал К.Маркс в своих трудах. Ведь не все капиталисты сплошь обуреваемы исключительно жаждой наживы. Среди капиталистов были и меценаты. Мы знаем даже предпринимателей, которые помогали большевикам, боровшимся за диктатуру пролетариата. Однако, исключения не меняли основное направление поведения капиталистов, как класса (большой социальной группы).

Итак, далее я буду говорить о бюрократах, как о большой социальной группе. Обсуждать их действия как класса, подчиняющегося законам социума, вынося за скобки обсуждения то, что каждый человек, являющейся членом бюрократической класса, в отдельности вероятнее всего очень милый и хороший.

Вот эти милые люди – бюрократы, как я уже говорил, в 30-е годы 20-го столетия начали отстранять капиталистов от реального управления капиталом (финансовым, производственным, человеческим). В России, а потом в Германии это происходило мобилизационно и с большой скоростью, подхлёстываемой политическими интересами захвативших власть маргинальных групп,которые, к тому же, готовились к войне за мировое господство. В остальных развитых странах процесс бюрократизации экономики шёл более медленно, как реакция государств иполитиков на вызовы Великой депрессии. Естественно, что мобилизационные проекты России и Германии реализовались более быстро и более эффективно, чем эволюционный англо-саксонский либерально-бюрократический проект. Менее чем за10 лет, обретя все рычаги экономической власти и научившись управлять экономикой при помощи этих рычагов, новый правящий класс бюрократов показал (как и другие молодые правящие классы в более ранней истории) свою максимальную агрессивность, тут же развязав военныйпередел Мира – Вторую Мировую Войну.

Начало этой бойни быстро доказало, что бюрократическая экономическая модельсущественно превосходит прежнюю капиталистическую.

Читатель наверное заметил, что во второй части я старательно избегаю терминов «социализм» и «социалистический». Я не хочу в дальнейшем их использовать без особой надобности, поскольку считаю, и постараюсь это в дальнейшем ещё обосновать, что в большинстве случаев эти термины не выражают предмета, который характеризуют. Т.е. (говоря современным языком) являются демагогическими симулякрами, прикрывающими истинный смысл явлений. В большинстве случаев эти термины прячут за собой термины «бюрократизм» и «бюрократический».

Итак, менее, чем за два года национал-бюрократической Германией и консервативно-бюрократической Россией была захвачена (поставлена под контроль) практически вся континентальная Европа. Бюрократизм начал победное шествие по всему миру! Предстояло лишь решить, какая модель окажется более жизнеспособной.

Между молотом и наковальней.

Две основные причины обусловили поражение национал-бюрократизма в той страшной и самой кровопролитной в истории Человечества войне. И обе эти причины носили, как это не «крамольно» говорить, естественный характер.

В середине 20-го столетия средства доставки не могли обеспечить межконтинентальную мобильность вооружённых сил, свойственную передовым армиям сегодня. Поэтому нападать всерьёз было возможно только на ближайших соседей и, преимущественно, по суше. Национал-бюрократам, силой утвердившимся в центральной Европе, просто не повезло. С запада они столкнулись с островной Англией, поддерживаемой заокенским оплотом либерального-бюрократизма — США, а с востока с консервативно-бюрократической Империей — СССР. Война на два фронта оказалась для национал-бюрократов неизбежной. При этом, две других антагонистических бюрократических системы были тактически вынуждены вступить в союз, в который каждаясторона внесла наиболее сильные свои стороны.Консервативно-бюрократическая машина присущими ей мобилизационными методами обеспечила максимальное территориальное, сырьевое и людское участие в военном столкновении, а либерально-бюрократическая система дала союзу свой инновационно-технологический потенциал.

Конечно, были и у национал-бюрократов два шанса на достижение мирового господства.

Первый из них заключался в реальном осуществлении тактики «блиц-крига» в войне с СССР.
Второй заключался в трансформации заокеанской либерально-бюрократической системы США и Англии в национал-бюрократическую, к чему были большие предпосылки, которые могли ещё вырасти при удачах Вермахта на восточном фронте.

Впрочем, Господь Бог не любит простых путей. Поэтому в 40-х годах сработала формула «3 — 1 = 2», оставив в Мире две соперничающие бюрократические модели развития, которые достаточно скоро обзавелись мобильными военными средствами быстрого взаимного уничтожения.

После второй мировой войны остались два вида бюрократических систем: консервативно-бюрократическая (СССР) и либерально-бюрократическая (США). Естественно, что обе этих системы существенно увеличили свою мощь за счёт дележа поверженной национал-бюрократической имеперии (Германия Гитлера). Обе системы после окончания мировой войны продолжили экстенсивно развиваться, захватывая под свой контроль всё новые и новые экономики и территории. Элиты обеих систем понимали, что рано или поздно сферы их интересов расширятся настолько, что силовое глобальное столкновение станет неизбежным. Поэтому, в обеих системах интенсивно шли военные приготовления к Третьей мировой Войне. Однако, военному сценарию решения вопроса, какая бюрократическая система наиболее эффективна, не суждено было сбыться. И причиной этого стало не только обладание обеими системами потенциалами полного взаимного уничтожения. Важная причина заключалась в первом кризисе бюрократизма, который случился на рубеже 60-х годов 20-го столетия.

К этому кризису обе системы подошли, мобилизовав весь свой потенциал. На стороне либерального бюрократизма был исторически многократно больший размер экономики,высокий уровень научно-технического развития по всему спектру отраслей и малая персонифицированность управления развитием (независимость развития от роли личности). Консервативный бюрократизм опережал соперников по эффективности экстенсивного экономического роста и мобилизационной эффективности, позволяющей концентрировать имеющиеся ресурсы на прорывных отраслях экономики.

Полностью отказавшись от способов управления предыдущих экономических формаций консервативный бюрократизм к середине 50-х годов оказался на вершине своего развития. С этой вершины стали отчётливо видны новые горизонты, достичь которых возможно было только принципиальной заменой способов (технологий) управления экономикой и обществом. Коротко говоря, бюрократический способ учёта и контроля уже не мог справится с балансированием выросшей количественно и качественно экономики, а мобилизационные способы управления обществом уже не годились для обеспечения инновационного развития 3-го Кондратьевского цикла.
В качестве ответа на новые вызовы 60-х научное сообщество СССР выдвинуло программу создания глобальной (масштаба государства) информационной системы управления экономикой. По-сути, это была попытка конверсии создаваемых тогда военных систем стратегического управления. Бюрократия СССР почувствовала в этих предложениях явную угрозу своему положению, так как их реализация по-сути преобразовывала консервативный бюрократизм в иной социально-экономический строй с уменьшающейся ролью бюрократа в распределении прибавочной стоимости. Воспользовавшись тем, что создатель консервативного бюрократизма Иосиф Сталин к тому моменту уже отошёл в иной мир, а во главе бюрократической вертикали в роли Главного Бюрократа находился человек слабо представляющий себе принципы работы и способы управления созданной до него бюрократической системы, бюрократическая элита СССР саботировала предложения учёных и выдвинула свои предложения. Эти предложения известны всем под названием Косыгинские реформы.

Что собой представляли косыгинские реформы? В основе их лежала децентрализация экономических отношений и введение в экономику рыночных механизмов. Т.е., по сути, начало косыгинских реформ ознаменовало собой курс советской бюрократии на преобразование консервативно-бюрократической системы в либерально-бюрократическую! Да, да! Не с приходом к власти Горбачёва М.С. и его "перестройкой" начался отказ совеской элиты от построенной Сталиным системы, а с косыгинских реформ 60-х годов! "Перестройка" стала лишь финальным аккордом, идеалогическим завершением начатых более 20-ти лет до неё процессов.

Такой отказ советской бюрократии от движения вперёд, реально к пост-бюрократическому обществу и пост-бюрократической экономике сразу внёс непоправимый раскол в мировую систему консервативного бюрократизма. Китай, объявив Культурную революцию пошёл к пост-бюрократизму своим собственным путём, а сторонники консервативного-бюрократизма в мире лишились идеалогической и иной поддержки.

А что же вроде практически забытый нами в этой главе либеральный бюрократизм? У него в 60-х возникли собственные трудности. Связаны они были со значительно увеличившимся экономическми и политическим расслоением как межклассовым, так и внутри самой бюрократии. Кроме того, развивающаяся в рамках либеральной системы децентрализованность стала причиной развития анархических политических движений, ставящих бюрократические государста на грань управляемости.
Однако, либерально-бюрократическая система, находящаяся тогда ещё далеко от пика своего развития, сумела преодолеть возникшие трудности, урегилировать и стабилизировать накопленные противоречия. Не в малой роли этому способствовало реальное включение оскольков распадающейся консервативно-бюрократической части мира в оборот мировой либерально-бюрократической глобальной экономики.

Что же главное в своём развитии потеряло наше общество, отказавшись от Системы, на алтарь строительства которой было положено столько жертв? Есть, на мой взгляд ошибочное, мнение, что главная потеря заключалась в отказе от принципов социальной справедливости. Я даже не хочу спорить с этой глупостью, так как химера социальной справедливости является просто симулякром, прикрывающим истинные цели правящего класса, в данный момент находящегося у власти.

Я просто убеждён, что к началу 60-х годов прошлого века в СССР был фактически сформирован костяк класса технократов, который был готов взять бразды правления и начать перестраивать Систему управления страной на свой лад. Лидерами этого класса была когорта генеральных конструкторов, которые двигали мега-проекты страны: ракетно-космический, ядерный, судостроительный, авиационный и ряд других. Именно технократы в рамках порученных им ЦК КПСС мегапроектов имели практически неограниченные полномочия и выстраивали свои, отличные от бюрократической Вертикали, механизмы управления этими проектами.

Амбиции технократов были адекватно оценены правящей бюрократией и та дала на них превентивный ответ. Вот, что пишет по поводу Косыгинских реформ Википедия:
Впервые основные идеи реформы были обнародованы в статье профессора Харьковского инженерно-экономического института и Харьковского государственного университета Е. Г. Либермана «План, прибыль, премия» в газете «Правда» и его докладе «О совершенствовании планирования и материального поощрения работы промышленных предприятий», направленном в ЦК КПСС. Поддержку предложениям Либермана высказали ведущие экономисты ак. В. С. Немчинов, ак. С. Г. Струмилин, эксперты Госплана СССР, руководители предприятий и др.
Статья положила начало общесоюзной экономической дискуссии в прессе и ряду экономических экспериментов, подтвердивших эффективность предложенных мероприятий. В западной прессе и советологии концепция реформ получила название либерманизм.
Как альтернатива реформе в среде интеллигенции радикального «технократического» направления рассматривались идеи академика В. М. Глушкова, с 1962 г. развивавшего программу тотальной информатизации экономических процессов с применением системы ОГАС, которая должна была базироваться на создававшейся Единой Государственной Сети вычислительных центров (ЕГС ВЦ).

К чему же реально привели т.н. Косыгинские реформы? Всё очень просто. Инженера задвинули из главы производства в приложение к производству, а рулить производством стали бюрократы-экономисты. Реформы дали то, чего желала достичь бюрократия. Они повысили эффективность тактического управления и за счёт такого тактического успеха остановили развитие страны более чем на два десятилетия, названные потом "эпохой застоя". Эпоха "вала по плану" и "плана по валу". Эпоха, когда рацпредложение или изобретение стало не целью, а средством заработка для примазывающихся к изобретателю-рационализатору бюрократов. Эпоха, когда СССР постепенно растрачивал накопленный техническо-технологический потенциал всё более и более становясь зависимым от копирования заокеанских инноваций….

Кем стали инженерно-технические работники (ИТР, как их сокращённо именовали) к концу 80-х в СССР? Это была одна из самых низкооплачиваемых и непрестижных категорий населения, которая делала вид, что выполняла работу. Именно на плечах ИТР, достаточно грамотных, что бы быть недовольным своим униженным положением, новоиспечённые "демократы" 90-х (бюрократы новой волны) взошли на Олимп власти, скинув прогнившую морально и физически коммунистическо-бюрократическую верхушку.
Однако, в рамках либеральной революции 90-х технократы оказались жестоко обмануты. Революция не принесла смены общественно-экономического строя, она не привела к власти в стране технократию, а лишь логически завершила эволюционный этап трансформации консервативно-бюрократической системы в либерально-бюрократическую. Партийно-бюрократическая вертикаль была разрушена. На смену ей пришли бюрократы-экономисты.

Косыгинские реформы, начавшиеся с ведением управления предприятиями на основе финансово-экономических критериев логически закончились переводом всей страны (или пространства, которое когда-то занимала страна) на подобный способ управления. Диктат идеалогии был заменён финансовым диктатом. Достижение пресловутой экономической эффективности окончательно убило какие либо остатки технократизма в экономике.

Либерал-бюрократы, скинув маски и окончательно отстранив консервативных бюрократов, нуждались в механизмах осуществления своей власти, нуждались в построении либерально-бюрократической Системы. Этому и были посвящены т.н. "лихие 90-е". Дело в том, что либерал-бюрократия правит посредством финансового диктата, а в качестве посредников для своего управления использует более ранние правящие классы: капиталистов (предпринимателей), феодалов (фермеров) и даже рабовладельцев (расшифровывать не буду, сами догадаетесь, кто эти в нашей жизни).
Все эти классы, ранее уничтоженные консервативной бюрократией за 10 лет возникли в России естественным путем. Возникли и предьявили притензии на власть. Пора было начинать "закручивать гайки". Начались 2000-е годы, и бюрократия объявила об отделении капиталистов, как своих ближаших конкурентов, от власти. Началось десятилетие правление эффективных менеджеров, правление, которое преследовало лишь тактические финансовые цели. Чем оно закончилось, всем видно наглядно…

А что же Запад? Как на Западе развивался либерально-бюрократический проект?
Да, примерно в том же ключе, что и в России, эксплуатируя инновации технологического рывка начала второй половины 20-го столетия. Лишённая необходимости инновационного развития после окончании конкуренции с консервативно-бюрократическим проектом мировая либеральная бюрократия так же скатилась к тактическим задачам роста финансовой эффективности. Два последних десятилетия ознаменовались практической остановкой мировых инноваций. Появился даже тезис о том, что необходимо лишь заниматься внедрением уже известных инноваций в жизнь. Так всегда говорят во времена застоя. Деньги, двигатель и топливо либерально бюрократической системы, перестали находить себе применение и начали надувать финансовые пузыри. Возник финансовый кризис, в котором мир сегодня и пребывает.


Добавлено 4 мая 2011:

Кто будет новым правящим классом?

Итак, бюрократия, дав обществу сильный бросок вперёд, сегодня заматерела, расплодилась и больше не способна выполнять роль мотора Цивилизации. Кто же способен сменить бюрократию в роли правящего класса? Есть ли сегодня в мире такие классы или люди, которые могут составить такие классы?

Сперва надо определиться с тем, какие задачи должен будет решить новый правящий класс, что бы отстранить бюрократов?

Очевидно, что отстранить их можно только путём радикальной смены институтов управления в ключевых областях жизни Цивилизации. В экономике, в первую очередь в финансовой сфере, в политике, в гражданском взаимодействии. Везде, где бюрократия сегодня расплодилась до предела, где смысл существования бюрократической вертикали заменил сами цели управления, новый правящий класс заменит бюрократическую вертикаль на альтернативные технологии управления. Эти технологии управления должны будут радикально (в разы, в десятки и сотни раз) сократить количество бюрократов и одновременно повысить саму эффективность управления.

Что же это за невиданные технологии? Какой это "философский камень"? Предыдущее историческое развитие показывает, что новые способы управления сегодня должны быть уже известны, но применяться не системно. Так же как при феодализме ремесленники (будущие капиталисты) стояли на службе у феодалов, так же как при капитализме приказчики (будущие бюрократы) стояли на службе у капиталистов, так и сегодня следующий правящий класс, очевидно, обслуживает ныне правящую бюрократию. Кто они?

Мой ответ: это инженеры — системотехники, обладающие экономико-политическими знаниями. Эта, подчинённая пока, даже ещё и не класс, а социальная группа, ещё только формирующаяся и не осознавшая своих возможностей и своего потенциала, в ближайшее время будет менять основы цивилизации! Именно такие люди смогут взглянуть на экономико-политические процессы как бы из вне и предложить системно-технократический подход к их разрешению.

Сегодня пока бюрократия использует системотехнику и информатику в качестве механизма осуществления своей власти. Однако, даже непоследовательные бюрократические шаги по информатизации управленческих процессов постепенно создают критическую массу, после накопления которой произойдёт качественный переход. Пока ещё бюрократам, как классу, удаётся сдерживать эту критическую массу технологических инноваций от системного влияния на Цивилизационные процессы. Против систематизации применения информационных технологий используются политические, общественные и даже религиозные рычаги. Народ пугают пришествием Сатаны и Большого Брата. Однако, правда состоит в том, что именно сегодняшней бюрократии в первую очередь необходимо несистемное применение информатизации. Такое применение, при котором разрознено информатизируются части отдельных общественно-экономических механизмов. Информатизируются желательно так, что бы ни в коем случае никому не удалось собрать эти пазлы в единое общую информационное пространство.

Однако, и ряды бюрократов неоднородны. Среди самой бюрократии всё больше усиливается влияние желающих использовать информатизацию Цивилизации для борьбы за влияние внутри своего класса, для ограничения влияния соперничающих группировок. Такие бюрократы, давая добро на создание всё более и более крупных управляющих информационных систем, постепенно расчищают дорогу новому правящему классу.

Этот процесс идёт уже давно. В различных сферах он имеет различную скорость, но несомненно, что в последние годы мы наблюдаем просто лавину информатизации отдельных кластеров управления обществом (экономикой, политикой, правом и пр.).. Однако, это ещё не общесистемный подход. Пока бюрократия лишь вынуждено, конкурируя внутри своего класса, решает тактические задачи, в результате чего новые технологии используются жутко неэффективно.

Когда же наступит прорыв? Когда же бюрократическая плотина рухнет, и новый правящий класс радикально начнёт отстранят бюрократов от дележа прибавочной стоимости путём сокращения их количества в десятки и сотни раз? Видимо, для этого необходимо, что бы информатизация глобально изменила какую-то фундаментальную для современной Цивилизации систему, изменила сами её основы.

На мой взгляд, системой, которая в ближайшее время подвернется полной перестройке, изменению и переосмыслению является финансовая система. Именно финансовая система наиболее готова к радикальной информатизации и ликвидации в ней лишних звеньев, на которых паразитирует бюрократия. А паразитирует бюрократия на частной банковской системе, которая являлась мотором экономики в период расцвета капитализма, но в настоящее время представляет искусственно сохраняемый абсолютно лишний элемент в экономике. Никто, даже сами банкиры (если будут честными, конечно) не смогут сказать вам, для чего нужна сегодня банковская прослойка между создателем денег и потребителем денег. Раньше в доинформационную эпоху банки решали задачу глобального балансирования денежной системы и экономики путём разбиения их на локальные части, наборы клиентов, относящихся к каждому банку. Так же банки предоставляли услуги денежных переводов за счёт наличия распределённых сетей филиалов. Словом, без частных банков раньше было просто невозможно обойтись.

А что же сегодня? Сегодня информационные технологии позволяют из любого места Земли при помощи компьютера перевести свои деньги туда, куда ты хочешь! Сегодня уже нет никаких технических ограничений, что бы обработать все счета всех экономических агентов одновременно в одной базе! Деньги – уникальный товар, имеющий лишь математические свойства, а его учёт элементарно поддаётся цифровой обработке. Так зачем же тогда Цивилизации необходима сеть коммерческих банков?

Банкиры вам, конечно, начнут рассказывать о том, что только они умеют правильно раздавать деньги в долг. Однако, на поверку, все их хитроумные способы анализа рисков оказываются связаны со статистической обработкой экономических показателей заёмщика. При этом, основной проблемой, которую решает эта статистическая обработка, является проблема отсутствия достоверных сведений о кредитно-финансовой истории заёмщика (банковская тайна, однако!). Т.е. получается, что некая часть финансовой системы (банки) в основном заняты тем, что сегодня преодолевают проблемы, которые созданы их же наличием!

Вернёмся к главному вопросу данной статьи. Когда же новый правящий класс заберёт власть у бюрократии? Думаю, что это произойдёт в результате изменения принципов работы денежно-финансовой системы, являющейся основой управления современной экономики. Именно отстранение банковской финансовой бюрократии и замена её единым расчётно-кредитным центром будет означать фактическое завершение бюрократического правления и переход к технократическому правлению и технократам, как новому правящему классу.

А до этого потребуется решить целый комплекс задач, как организационных, так и стратегических. Основная организационная задача – найти применение миллионам высвобождающихся от работы бюрократам. Задача непростая и нерешение её может вызвать социальный взрыв.

Более сложна стратегическая задача. Эту задачу должно решать всё общество. Дело в том, что новые формы управления совсем не исключают возможности авторитаризма и тоталитаризма. Более того, тут уже в основном от общества зависит то, какие технократы и на какие цели направят новые инновационные способы управления. Будет ли это либеральная демократия или тоталитарный авторитаризм (мы помним, что бюрократизм сгенерировал всю политическую палитру режимов!)? Полагаю, что само по себе дело может двигаться только к крайне неприятным формам технократизма. Таким формам, когда все размышления про Большого Брата покажутся детскими сказками.

Для того, что бы Цивилизация (и отечественная её часть) пошла по пути использования новых достижений и способов управления во благо общества, необходима работа образованной части общества. Необходимо, что бы люди, способные понимать основу новых принципов управления, заранее добились принятия такого конституционного законодательства, которое бы предотвратило использование глобальных информационных систем для избирательного вторжения одних людей (даже из правящей элиты) в частную жизнь (к личным персональным данным) других людей. Т.е. не надо бояться, что автоматика работает с вашими персональными данными по единым для всех граждан алгоритмам. Надо бояться того, что другой гражданин решит вторгнуться в базу данных с целью избирательной её корректировки (блокирования, ущемления гражданских прав и т.п.). Уже сегодня необходимо думать над формированием принципов и запретов, которыми должны руководствоваться создатели глобальных информационных систем.



Автор:
[info]videoelektronic

Добавьте в соц. сети:
Cохраните в закладках:
5.00 из 5
5
Комментарии

Сайт не хранит персональных данных!


Оставьте ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

 © 2008—2018 Информационный портал «Знать надо».   Контакты   Размещение рекламы