Жизнь рабочих металлургических заводов начала 19 века

Для того чтобы представить уровень жизни заводского работника начала XIX века обратимся к счетам по выплатам заработной платы  по заводам И. Р. Баташева (читайте о нем ниже). За 1807 год на восьми заводах, принадлежащих Баташеву, одним только мастеровым с их семействами за год было выплачено 462, 742 рубля 22 ½ коп.  Если разделить данную сумму на все ревизские души числящиеся на заводах, всего 4789 душ, то получится на каждую в год по 96 руб. 62 коп.

Зная среднюю зарплату рабочего в год, мы можем выяснить каков был прожиточный минимум как для одного человека, так и для семьи. По этому поводу, в Центральном Историческом Архиве Москвы сохранились материалы обследования заводов земским судом, которым в 1818-1820 гг. была сделана попытка вычислить стоимость покупаемых рабочими на заводских базарах товаров. По заводам И. Р. Баташева стоимость основных товаров была следующая: аршин серого сукна – 70 коп., аршин холста – на рубахи 40 коп., на портки 30 коп., на онучи 20 коп., кафтан – 10 руб., рубашка и порты – 4 рубля, рукавицы теплые – 1 р. 50 к., рукавицы холодные – 1 рубль, лапти лычные – 10 коп., шапка – 2 р. 50 к., шляпа – 3 рубля, шуба – 18 рублей, овчина выделанная 2 рубля (на шубу необходимо — 7, а на тулуп — 8 овчин), крашенка на сарафан аршин – 50 коп. однако на заводах не носили сарафаны, женщины носили шерстяные юбки, которые изготавливали сами из домашней шерсти. Стоимость продуктов питания была следующая: мука ржаная — 1р. 10 к за пуд (на рынке цена иногда завышалась, однако для поддержания равновесия на заводах учреждались специальные магазины, которые во время повышения цен открывались и сбивали завышенную цену), мука пшеничная – 2 рубля за пуд, соль толченая – 1 р. 60 к. за пуд, горядина – 4 рубля за пуд, соленая говядина – 3 р. 50 к. за пуд, баранина – 4 рубля за пуд, масло конопляное – 12 рублей, коровье – 20 рублей за пуд, круп – 13 рублей  за четверть, пшено – 20 рублей и овес – 6 рублей за четверть[2].

Исходя из вышеприведенных цен, по заводам И. Р. Баташева на содержание холостого рабочего требовалось в год: ржаной муки — 18 пудов, крупы — 1 четверть, говядины — 4 пуда, масла конопляного — 1 пудов, коровьего — 10 пудов. Всех продуктов на сумму 55 рублей. Из других товаров ему было нужно: холста на 3 рубахи —  24 аршина, на порты — 15 аршин, портянок — 2 пары, кафтан — 1, чулки русские — 1 пара, шуба — 1, лаптей — 30 пар, рукавиц — 3 пары, шапка — 1, шляпа – 1. Итого – 55 руб.  Многие вещи могли использоваться несколько лет подряд, поэтому выходило около 110 рублей в год.

На семью, состоящую из мужа, жены и двоих детей в год было необходимо: ржаной муки – 65 пудов, пшеничной – 3 пуда, круп – 2 четверти, пшена – 2 четверика, гороха – 1 четверть, соли 3 пуда, масла конопляного – 1 пуд, коровьего – 1 пуд, говядины – 12 пудов, баранины – 1 пуд, вина – 1 ведро, мыла – 30 фунтов, рукавиц – 4 пары, льна – 1.5 пуда, шерсти – 8 фунтов, лаптей – 70 пар. По ценам заводских базаров все это стоило 258 руб. 90 коп. Из прочих вещей (кафтанов, шуб и т.п.), которые служили более одного года, на каждый выходило по 48 руб. 60 коп. Все содержание семейства из 4 человек превышало 300 руб.[3].

Как видно из приведенных данных, большинству рабочим заработной платы с трудом хватало лишь на самое необходимое. Однако ситуация не была однозначной на всех заводах, слишком различные были условия труда.
_______________________________

1. ЦИАМ, ф. 2199, оп. 1, д. 111, л. 151.

2. ЦИАМ, ф. 2199, оп. 1, д. 109,л. 142.

3. Там же, л. 143.

* БАТАШЕВ Иван Родионович (ок. 1733, по другим сведениям 1741 28.1.1821, Выкса), мануфактурщик. Вместе с братом Андреем владел заводами: Тульским, доменным и молотовым, доставшимся от отца, Р.И. Баташева, Верхотулицким доменным и молотовым (Тульский уезд) и Сементиновским молотовым (Алексинский уезд), купленным в 1770 г. недействующим у А.Г. Даниловой. Сыграл заметную роль в промышленном освоении Приокского горнопромышленного района, где вместе с братом построил заводы: Унженский доменный и молотовый в Касимовском у. (пущен в 1755 г.), Еремшинский доменный и молотовый в Шацком у. (1757), Гусевский доменный и молотовый во Владимирском у. (1759), Выксунский доменный и молотовый в Арзамасском у. (1766), Велетминский (Велетьминский) молотовый в Арзмасском у. (1770), Илевский доменный и молотовый в Кадомском у. (1774), Железницкий и Пристанской молотовые в Ардатовском уезд (1779), Верхнеунженский (Рудневский) доменный и молотовый в Муромском у. (1783). После раздела имущества в 1783 г. Б. достались заводы: Унженский, Выксунский, Велетьминский, Железницкий, Пристанской. Позднее построил заводы: Сноведский доменный и молотовый в Ардатовском у. (пущен в1784 г.), Верхнежелезницкий (1800) и Проволочный (1803) молотовые в Ардатовском у. 18 января 1783 г. вместе с братом восстановлен в дворянском достоинстве, которым, как пытались они доказать, обладали его предки. Был дважды женат. Первая жена — Дарья Илларионовна — дочь известного тульского купца и мануфактуриста Л.И. Лугинина. В сер. 40-х гг. XVIII в. основным местом жительства Б. считался тульский двор его отца, находившийся в приходе церкви Рождества Христова, что в Казенной слободе (она же Николо-Зарецкая). В сер. 90-х гг. принадлежавший Б. двор располагался в Заречье, в Оружейной слободе, на берегу р. Упы, в том же квартале, где и двор его брата А.Р. Баташева.



Система взыскания штрафов

На всех заводах Замосковного горного округа* существовала система штрафов, которая существенно сокращала доходы рабочих. По официальным данным заводской конторы на заводах  И. Р. Баташева система штрафов была построена следующим образом: «С доменных не бывает по причине трудности узнать от их ли вины домна худо плавит или от перемен в атмосфере или от неодинаковости припасов, а в ручных доменках вычитается с мастеров за чугун во что он заводу обходится – ежели на 100 пудов сделалось угару больше 15 пудов или нажжется угля более 11 мер. В воздушной печи положено на 100 пудов сжечь 3/8 сажени дров, угару в чугуне 10 пудов из 100. За излишнее вычитается по цене, во что материалы заводу стоят. В молотовой определено сделать крицу из 12 пудов чугуна, железа должно выйти 2/3, угля употребить не более 1 меры. За излишние уголь и чугун вычитается по своей цене. В укладной угля на 100 пудов 21 мера, угару положено из 100 пудов 45 пудов. При делании листового железа положено в катальной — продольной на 100 пудов дров 3/20 сажени угару в железе 1 пуд. В катальной – поперечной на 100 пудов дров ½ сажени, угару в железе 15 пудов»[1].

В реальности с мастеровых брали штрафы за любой проступок. Управляющим была выгодна данная система штрафов, за счет нее они порой наживали целые состояния. К примеру, А. П. Глушковский, гостивший на заводах Д. Д. Шепелева несколько дней,  отмечает в своих записках: «Рабочие на заводах получали задельную плату, а не месячную. Расчет с ними производился до известного времени марками, а не чистыми деньгами. Это делалось по большей части за неимением иногда в конторе наличных денег, а иногда и по злоупотреблению управляющих. Управляющие скупали эти марки у нуждавшихся рабочих на свои собственные, а иногда и на конторские деньги за половинную цену. Понятно, что при 18 тысячах рабочих при заводе они имели громадные барыши»[2].

Н. М. Арсентьев приводит следующие цифры: сумма штрафов с 1846 по 1856 г. на шепелевских заводах достигала 15 805 руб. 82 коп.: с мастеровых 6 890 руб. 62 коп. (80 коп. на ревизскую душу), с заводских служителей – 5 596 руб. 32 коп., с крестьян – 2 797 руб. 88 коп., с вольнонаемных – 521 рубль [3].

Недостаточный заработок вынуждал рабочих искать иные возможности для поддержания своей жизнедеятельности. Для большинства заводских людей большую роль в этом играло личное хозяйство. Рабочие держали коров, овец, коз, свиней, разную домашнюю птицу. Благодаря этому заводское население могло обеспечить себя продуктами питания, одеждой. Мастеровым позволялось иметь лошадей, на которых  перевозились тяжести с одного завода на другой. Мастеровой мог при наличии свободного времени подрабатывать извозом. Данный вид работы оплачивался по взаимному договору с конторой. При отсутствии времени у работника  извозом могли заниматься его дети, пополняя тем самым бюджет семьи [4].

В одном из описаний заводов Выксы о положении рабочих говорится: «Заработка рабочих хватало только на хлеб, соль, постное масло и тому подобное. Одежду готовили домашним способом из шерсти своих овец, лапти плел рабочий сам, сапоги обувал по праздникам: многие знали сапожное и портняжное мастерство «для своего обихода». В свободное время обрабатывали свой огород, готовили дрова, сено, лыки, выращивали скот». 

__________________________________

1.ЦИАМ, ф. 2199, оп. 1, д. 111, л. 150.

2. Глушковский А. П. Воспоминание балетмейстера. – М.; Л., 1940. –  С. 132.

3. Арсентьев Н. М. Экономическое положение рабочих Замосковного горного округа в первой половинеXIX в. // Металлургическая промышленность России XVIII-XX вв. – Саранск; Екатеринбург, 2007. – С. 289.

4. ЦИАМ, ф. 2199, оп. 1, д. 111,  л. 150. 

*Замосковный горный округ образован после учреждения в 1806 году Московского горного правления, включал металлургические заводы Владимирской, Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Калужской, Орловской, Тульской, Костромской и Вологодской губерний.

Добавьте в соц. сети:
Cохраните в закладках:
4.50 из 5
2
Комментарии

Сайт не хранит персональных данных!


Оставьте ваш комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

 © 2008—2018 Информационный портал «Знать надо».   Контакты   Размещение рекламы